«Нет наркотикам» в России. Кто против и почему?

heroinstop_01Заявления о важности темы наркомании и наркобизнеса в России стали уже общим местом. Тема прочно вписалась в сегодняшнюю российскую действительность и даже приобрела черты обыденности.

Наркотики вовсю распространяют в школьных дворах и на дискотеках, пограничники и таможенники регулярно отлавливают контрабандистов, а СМИ живописуют, в каких полостях тела наркокурьеров пакетики с героином пересекают государственную границу.

Аналитики подсчитывают, во сколько раз или на сколько тысяч процентов возрос за последние годы тот или иной показатель распространения этой напасти, а геополитологи увязывают российские и мировые наркопотоки с религиозным экстремизмом, нефтяными интересами и играми на курсе доллара и евро.

На этом фоне в кругах специалистов и широкой прессе всё чаще звучит слово «Нарконон» («Нет наркотикам»). Оно обозначает определённую методику реабилитации — освобождения от наркотической зависимости.

Многие читатели могут удивиться: Как это — «освобождение»? «Все знают», что наркомания как раз и страшна безысходностью, неизлечимостью, неотвратимостью деградации, сползания к смерти. Да и специалисты Минздрава официально это утверждают, опираясь на статистику наркологических диспансеров — после лечения не употребляют наркотики в течение года не более 5-6% пациентов. В то же время газеты пестрят объявлениями: «Излечу от наркомании». Как это всё понимать?

Интересно, что все эти факты согласуются друг с другом. Медики правы, считая наркоманию неизлечимой, потому что они подразумевают излечение лекарствами. Действительно, никакими лекарствами полностью избавиться от наркомании нельзя. Наркомания — это НЕ медицинская проблема, во всяком случае — отнюдь не только медицинская. Поэтому лекарственные таблетки и уколы не дают и не могут дать гарантии исцеления.

Поэтому же возможны «чудесные» исцеления, и кому-то помогает обращение к Богу. А может помочь и обращение к гипнотизёру, психологу, а иногда — к шарлатану, если есть вера, что он поможет. Поэтому же иногда, хоть и крайне редко, т.е. почти чудом, человек сам — собственным усилием воли, без посторонней помощи — может отказаться от наркотиков. (Увы, это чудо недостижимо для практически всех наркоманов.)

И именно поэтому оказалась эффективной появившаяся 33 года назад методика Нарконон. Она основана на понимании того непреложного ФАКТА, что человек — это больше, чем просто совокупность клеток, составляющих его тело. Сущность человека НЕ сводится ТОЛЬКО к функционированию этих клеток. Реально существуют и обладают определёнными ОБЪЕКТИВНЫМИ закономерностями другие стороны жизни человека. Они проявляют себя в таких сторонах его жизни, как этика, мораль, нравственность, честность. Они непосредственно связаны со способностью человека свободно общаться со своим окружением, способностью адекватно понимать окружающих, оценивать себя и своё окружение.

Полвека назад американский философ, писатель, администратор, общественный деятель Л. Рон Хаббард проводил исследования природы человеческого разума, сознания, духа. Эти исследования позволили выявить принципиально новые закономерности, фундаментальные основы, элементарные «кирпичики», из которых складываются и на которых базируются разнообразные сложные формы поведения человека, которые психология рассматривает, классифицирует, но не объясняет. Знание «кирпичиков» позволило разработать, а в результате десятилетий практической работы тщательно отшлифовать составные части программы Нарконон, довести их до как можно более простых стандартных шагов. Программа целостна сама по себе, поэтому совмещение её с другими методами и системами реабилитации, как показывает практика, уменьшает её эффективность и может свести результативность на нет.

В программе Нарконон есть две составляющие. Первая безлекарственное купирование «ломки», остаточных явлений употребления наркотиков и «детоксикация» (выведение из организма накопившихся там токсинов — остатков наркотиков и других ядов). Было установлено, что при попадании наркотика в организм значительная его часть навсегда оседает в жировых тканях и впоследствии даёт о себе знать таким образом, что человек испытывает неконтролируемое, неподвластное его воле желание вновь принять наркотики. Поэтому их вывод из клеток необходимое условие реабилитации.

Достигается это простым и естественным способом — путём интенсивного вымывания их через потоотделение. Это дозированная физическая нагрузка, ежедневная сауна под врачебным контролем и приём по индивидуальным показаниям большого количества витаминов и определенных минеральных веществ. Температура в сауне ниже, чем обычно, чтобы человек чувствовал себя комфортно, когда продолжительность пребывания в сауне постепенно увеличивается до 4-5 часов. Выведение ядов из организма само по себе благотворно, поэтому «детоксикация» полезна отнюдь не только наркоманам, но и «здоровым» людям.

Вторая составляющая психологическая реабилитация. Это образовательная программа. Входящие в неё учебные курсы восстанавливают у человека ряд его естественных способностей, искажение и извращение которых и послужило причиной его обращения к наркотикам. В их числе такие, как
— способность общаться с людьми в любой обстановке, полноценно, без напряжения, без дискомфорта и нервных срывов;
— овладение навыками обучения, улучшение способности быстро и эффективно усваивать знания и применять их;
— прояснение таких понятий, как этика, мораль, нравственность, правдивость, честь и др.;
— возможность разобраться в себе самом и своей прошлой жизни, самому найти причины, приведшие к наркотикам.

В результате человек как бы заново вступает в жизнь, осознав свою ответственность за себя и за окружающих.

За прошедшие десятилетия программа убедительно показала свою эффективность. Независимые исследования показали, что 76% выпускников полностью отказались от употребления наркотиков. При проведении программы в нескольких исправительных учреждениях было установлено, что НИ ОДИН из закончивших курс не вернулся к преступной жизни.

Не удивительно, что программы «Нарконон» получили поддержку ряда правительственных органов. Эти программы получают государственное финансирование в Швейцарии, Дании, Швеции, Италии и Нидерландах. Некоторые судьи и правительственные органы таких стран, как Дания, Германия, Италия, Нидерланды, Испания, Швеция и США теперь направляют наркоманов для реабилитации не в тюрьму, а на курсы «Нарконон». С момента основания программы через нее прошли в общей сложности более 30 тысяч человек.

В России программу Нарконон стал применять «Фонд спасения детей и подростков от наркотиков». Это общественное объединение было создано частными лицами в 1989 г. с целью профилактики наркомании и поиска эффективной реабилитационной программы. Среди основателей Фонда были кинорежиссер Савва Кулиш, тележурналист Владислав Листьев и врач-нарколог В.И.Иванов. Сотрудники Фонда рассмотрели и изучили различные реабилитационные программы, такие как «Анонимные наркоманы», «Зинанон», «Патриарх», «Монде-экс», и остановили свой выбор на «Наркононе».

После соответствующего обучения персонала полная программа Нарконон стартовала в 1995 г. и за 4,5 года работы в российских условиях полностью подтвердила свою эффективность. По нашей статистике (около полутора сотен человек) она составила 72%. На нашем российском опыте мы убедились, что НАРКОМАНИЯ ИЗЛЕЧИМА. После 4 лет работы комплексное медицинское обследование показало у обследованных выпускников отсутствие каких-либо признаков ухудшения состояния здоровья.

Казалось бы, наступила пора возрадоваться и бить в литавры. Но не тут-то было! То тут, то там работа Фонда натыкается на препятствия, на скрытое (а нередко и прямое) противодействие. Как прикажете это понимать? Объяснять только случайными совпадениями, обычной косностью, непонятливостью?

Будь так беда невелика. Непонятливому можно втолковать, косность расшатать, случайность преодолеть повторными попытками. Если же «непонятливый», как говорится, «в упор не видит», а «случайности» повторяются снова и снова, невольно возникает старый, как мир, вопрос: «Кому это выгодно?» Ответ очевиден, лежит на поверхности.

Хотя, казалось бы, что значат для международного и отечественного наркобизнеса, какие-то десятки-сотни или даже десятки тысяч спасённых, когда только в России в последнее время счёт наркоманам идёт на миллионы? Но преуменьшать возможности наркомафии — значит проявлять непростительную наивность. В недавно подготовленном Советом по внешней и оборонной политике докладе «Наркомания в России: угроза нации» читаем: «По структуре отечественная наркомафия состоит из трёх частей, представляющих классическую мафиозную пирамиду Третья часть — верхний эшелон, который сам не имеет никакого непосредственного дела с наркотиками. Его задача — планирование операций и отмывание денег.» Вряд ли приходится сомневаться, что к «планированию операций» привлекаются и, надо думать, очень неплохо оплачиваются высококвалифицированные «мозговые тресты». И действуют они эффективно — например, даже в отдельных материалах, появившихся в кулуарах прошедшего недавно Всемирного конгресса антинаркотических сил, обнаружена скрытая (но впечатляющая!) реклама популярного в молодёжных кругах наркотика амфетамин.

Сомнительно, чтобы эти «мозги» не обращали никакого внимания на успешные действия своих противников. Тем более что наш Фонд не только занимается реабилитацией, но и проводит значительную профилактическую работу. Гораздо проще предупредить об опасности сотню подростков, чем вытащить из бездны одного.

Естественно, ни один сознательный или невольный пособник наркобизнеса не станет открыто ругать методику Нарконона или применяющую её организацию за успехи в реабилитации наркоманов. Это было бы просто глупо и неэффективно. Поэтому притягивается за уши совсем другая «аргументация».

Автор методики был также создателем «науки о знании» Саентологии. Наиболее фундаментальные философские понятия этой прикладной дисциплины затрагивают область, которая раньше рассматривалась только религиями — область духовных явлений. В Саентологии экспериментальные исследования этой области выявили важные объективные закономерности, которые имеют не только теоретическое, но и, главным образом, прикладное значение. Но здесь речь не об этом. Нарконон не имеет отношения к религиозным аспектам саентологической теории, а применяющие методику российские общественные организации работают независимо от существующих на планете организаций Церкви Саентологии. Тем не менее — за отсутствием других доводов — атаки на Нарконон идут под флагом борьбы с Саентологией. Надо ли бороться с Саентологией, кому это выгодно — это особый вопрос. Но стоит задуматься — почему сфабрикованная за границей дезинформация на эту тему была старательно подсунута к нам и весьма прицельно адресована Русской Православной Церкви, Государственной Думе, определённым Министерствам?

В сущности, принципы, положенные тридцать лет назад в основу программы Нарконон, в последнее время начинают разделяться многими специалистами, работающими в этой области. На секции Всемирного конгресса антинаркотических сил, посвященной методам реабилитации, едва ли не во всех докладах говорилось о необходимости сочетания медицинских и психологических методов. Показательно, что — возможно, впервые за последнее время — не прозвучало ни одного негативного высказывания в адрес Нарконона. Может быть, «лёд тронулся, господа присяжные заседатели»?

ШЛОПАК Витольд Георгиевич

Комментарии закрыты.

Лицензия