Мы уличные пацаны

Я вырос в одном из старых районов своего города. Называется он «Восход». Район отличается своей сущностью и инфраструктурой от новостроек. Отличается, а вернее имеет свою историю, традиции, менталитет, устои. Улицы района тянули, притягивали своей энергией, кипучестью, круговоротами и омутами.

Мы были уличными пацанами. Там мы чувствовали себя лучше всего. Улица была нашим стилем, убежищем, развлечением, общением, охотой.

Те понятия и знания, которые мы приобретали на улице, помогали нам выживать, быть хищниками, о не трясущимися зайцами. Понятия передавались из поколения в поколение. От старшего к младшему, если ты был пацаном, если ты отвечал за свои слова и поступки, если ты никогда не опускался ниже своего достоинства, если ты был сильным, ловким, хитрым, смелым и коварным. Пацан «крут»! Да это просто, но сильно сказано. Его боятся, уважают, ценят. Главное ремесло пацана — это воровство и вымогательство: вымутить, выкружить, нагрузить, нарезать, развести, обмануть, кинуть. Все это относится к УК РФ.

Вообще все это эффективно, когда жертва долгое время у тебя на виду. Т.е. это твои одноклассники, школьники, соседи, студенты, новички из секций, короче различные пассажиры и всякая дичь, те кто ниже и слабее, чем мы. Эффективно, когда ты знаешь о жертве практически все — кто у кого родители, как он живет, чем дышит, с кем общается, куда ходит. Вся эта информация помогает давить на страхи, уязвленные места, недостатки жертвы. Главное надо уметь говорить, цепляя за любое слово, подводить человека к тому, чтобы ему было выгоднее отдать деньги, чем продолжать общаться со мной.

Все очень просто. Я — хищник, он — жертва. Вот и вся жизнь.

Вы спросите: «А при чем здесь наркотики?» А притом, что наркотики — это атрибут такой жизни. Неотъемлемая часть волчьей натуры. Это допинг, энергия, сила и мощь. На ранних этапах допинг в виде водки, портвейна, пива, вина. Позже то же самое в замесе с канабисом любого рода, ну и последнее — это героин.

Наркотик — это, прежде всего, знак отличия от серых мышей и тараканов. Если ты не употребляешь, значит ты не такой, ты не в стае, ты отшельник.

Это возможность видеть мир по-другому: в ярких красках, в сильных чувствах. Другие этого не достойны. Чем больше я употребляю, тем самым я становлюсь более кровожадным, жестоким и коварным. Тем самым я становлюсь сильнее, тем самым я выживаю. И выживание превращается в гонку за наркотиками. За белым, волшебным порошком. За тишиной. Проходит время и героин встает на первое место в твоей жизни. Из допинга, дополнительной энергии, вещества для достойных он превращается в смысл твоей жизни. Я не употребляю, чтобы выживать, я выживая, чтобы употреблять.

Героин. Волчьи стаи распадаются на диких, загнанных волков. Героин — твой главный друг и товарищ. Тебе никто не нужен. Ты волк-одиночка. А в одиночку в джунглях очень тяжело. джунгли суровы и несправедливы. Ты начинаешь переступать через жизненные принципы и убеждения, которых придерживался всю жизнь. Переступаешь через ценности пацана, через понятия, дружбу и доверие. Ничто не останавливает бешенного зверя, если он видит добычу. А он ее видит практически всегда. Она у него выжжена в голове крупными буквами. У него, уже не у волка, не у тигра или рыси, у него, у дикого шакала-одиночки, которого уже никто не боится, не уважает, не ценит. Его презирают. Через некоторое время его забывают.

Но мы, уличные пацаны, никогда не забудем тех, кого уже с нами нет, тех с кем курили одну на двоих, тех с кем делили последнюю пайку, тех с кем спали под одной курткой, тех с кем делили горечь поражения и радость победы. Да хранит вас господь, пацаны!

Комментарии закрыты.

Лицензия