Он и она

Львовское небо в горах Тибета.
На небе вороны, под небом монахи
И я между ними в расшитой рубахе
Лежу на просторе, легка и пригожа
И солнце взрослей и ветер моложе…

Был обыкновенный будний день для всех. Была сентябрьская суета -новая школьная форма, учебники, тетради.У всех было много забот и проблем, некоторым это казалось даже забавным -бегать по магазинам стоять в бесконечных очередях…и ради чего это всё? Неужели ради того, чтобы дети «проучились» как порядочные только месяц, а потом оставшееся время успешно прогуливали уроки в компьютерных клубах, парках — да где они только не прогуливают! Оставшееся время дети без всякой надежды и веры отсиживают уроки, которые по неволе превращаются в каторгу, а тот маленький процент детей, которые действительно хотят учиться лишний раз вспоминают то лето, которое, кроме прочитанной библиотеки, всех посещённых музеев и выставок им ничего не принесло. Может это и есть некий смысл бытия? Может быть, но только не для НЕЁ. Этот дождь ЕЙ казался последним, этот северный ветер казался последним и тучи тоже были последними и это всё было только для НЕЁ. ОНА даже не постирала рубашку, которая уже целое лето пролежала помятая в шкафу. ЕЙ было всё равно в чем идти в школу, ЕЙ, казалось практически вообще всё было всё равно. Но в ЕЁ больших серых глазах таилась, казалось бы уже забытая печаль. ЕЮ вновь овладело то, непреодолимое чувство вины а в то же время и беспомощности. ОНА смотрела, как прежде в дождь, ОНА кричала, стоя на горе, ОНА слушала тонкий голос ветра, но в этот раз ОНА ничего не понимала. И страх окутывал ЕЁ миниатюрную фигуру, ЕЁ тонкие черты лица, ЕЁ шелковистые, густые русые волосы. ЕЙ было страшно, но ОНА это скрывала, ЕЙ было просто не легко это осознавать.

А в это время совсем в другом городе, даже не в этой стране, один человек умирал. ЕГО родители отказались от НЕГО, ЕГО интеллигентные друзья и их семьи не считали ЕГО больше человеком. В свои тридцать лет ОН мог бы сделать прекрасную карьеру писателя, журналиста, с ЕГО-то связями, но ОН свой шанс упустил. Он был не таким как они, ОН не играл в теннис, не рисовал, не пел и даже не танцевал, забывал поздравить своих близких с праздниками. Постепенно ОН удалялся от общества, всё реже и реже он надевал дорогие костюмы и галстуки, которые ЕМУ возил отец из Франции… ЕГО повседневной одеждой стали джинсы и рубашки, кеды или смешные ботинки, ОН был ещё слишком молод в душе. Жениться ОН и не собирался, когда у ЕГО друзей было уже по несколько детей. Всё чаще и чаще ОН заходил в пивной бар, который находился через пару кварталов. ОН знал всю «продвинутую» молодежь — жил как хотел и не обращал внимания на то, что твердили ЕМУ родители. ОН понимал, что однажды всё может прекратиться а именно это и подтолкнуло ЕГО к первому шагу к огню….первый раз….второй раз……третий раз……и бесконечность. Теперь ОН лежал у кого-то под дверью и просил помочь, но уже в который раз ЕМУ отвечали грубо: «Хочешь кайф плати за дозу, а хочешь жить…плати за три дозы!» Но, естественно у НЕГО в кармане кроме «шприца на все случаи жизни», ложки ничего не было. ОН был на шаг от смерти, но вот на лестнице появилась ЕГО последняя надежа- Ленка с «базара», у которой всегда было что-то «сладенькое» для НЕГО. Темнота.Кайф и жизнь. Удовольствие. Бесплатно. Когда ОН открыл глаза, то перед НИМ стояли снова его родители, которые ЕМУ сказали: «Мы платим деньги. ТЕБЯ привезут в другой город, в другую страну, ТЕБЯ вылечат, ТЫ начнёшь другую жизнь. Но есть условие: ТЫ никогда не вернёшься в Москву, не только в Москву, но и в Россию, ТЫ забудешь дорогу назад. Потом был глухой удар, и ОН уже ничего не чувствовал, ничего не понимал.

ОНА знала, что скоро ЕЁ тревогам наступит конец. ОНА чувствовала всю ЕГО боль, боль, которую ОН выливал, а ОНА, в свою очередь, её собирала. В этот день ОНА уже точно решила изменить СВОЮ серую жизнь. И начала ОНА с того, что не пошла в школу. так делают 80% процентов детей. ОНА знала куда идти. И это место было единственным, где не могли найти ЕЁ родители. Эта была одна из гор, находившаяся на окраине города. Там у НЕЁ была даже СВОЯ холобудка, сделанная из фанер, старых коробок из-под телевизоров, холодильников, музыкальных центров…там стояло очень много благовоний. Они были не простые, а прямо из гор Тибета, настоящие буддийские, очень дорогие. ОНА всегда мечтала попасть в Тибет…но ЕЙ это было совсем не доступно. А под «паркетом» хранилась «Тибетская книга мёртвых» 1876 года выпуска на очень не понятном для НЕЁ языке. Там ОНА могла быть самой собой, именно там ОНА путешествовала в тот не доступный для НЕЁ Тибет, там ОНА придумывала СЕБЕ разные истории, там ОНА впервые попробовала коноплю, которую САМА собирала и сушила, там ОНА чувствовала СЕБЯ защищенной, именно там ОНА узнавала всё больше и больше о НЁМ.ОНА любила сидеть на этой горе возле могил не известных для НЕЁ людей, но, как ЕЙ казалось, близких ЕЙ по духу. ОНА даже уверяла, что разговаривала с ними, но, как всегда ЕЙ никто не верил это уже принцип не верить в мистические истории, рассказанные именно этой девочкой. Кроме ЕЁ и ЕГО никто не знал, что происходило на самом деле, на этом кладбище. Но всё же ОНА шла туда в надежде что-нибудь изменить в СВОЕЙ жизни, ОНА даже не подозревала, что собирается изменить не только СВОЮ жизнь.

Когда ОН открыл глаза перед НИМ было что-то серое, это было небо. Настоящее дождливое львовское небо. ЕГО родителей хорошо «кинули» на немалую сумму денег. А вот ЕГО кинули умирать и это было ЕГО последней надеждой, надеждой освобождения. Может ОН бы и умер, но кое-что ЕГО всё же заставило подняться с сырой земли. Дождь. ОН понимал, что не хочет, что бы дождь видел ЕГО мучения, но в тоже время ОН не понимал почему у НЕГО появилась такая странная привязанность к дождю. А ещё ОН чувствовал СЕБЯ на много лучше. Нет, не физически, а в душе у НЕГО появился тот огонёк, который покинул ЕЁ невинное тельце. ОН захотел выжить. После многочисленных попыток встать ОН всё же добился своего. ОН сделал свои первые шаги. Первые шаги в будущее, в такое же мрачное, как и львовская погода. ОН оглядывался, но ничего не видел, в глазах был туман, но даже когда ОН мог хоть что-то разглядеть ОН всё равно не понимал, где ОН находится. ИМ овладевал страх, страх перед будущим. ОН шел в незнакомом для НЕГО направлении, потом сел на трамвай, но, примерно через 3 остановки ЕГО высадили. Таким образом, ОН оказался не далеко от ул. Мицкевича. ОН вышел, шатаясь, но, как будь — то, знав куда идти, упорно свернул в переулок и оказался возле дома ? 10. В этот момент ЕГО внутренний голос подсказал ему: «Загляни в карман». Просунув руку в карман, ОН был приятно удивлён.

Выйдя из лифта, возле мусорного бака ОНА увидела шприц, затем и ложку, жгут и, наконец, ОНА увидела ЕГО. Выглядел ОН как самый страшный наркоман, который, как ЕЙ показалось, мог быть на свете. В этот же миг ОНА почувствовала облегчение. ОНА упала на колени перед НИМ и стала тихо плакать, как будь — то ОНИ были всю жизнь знакомы и просто долго не виделись. ОН совсем не понимал что происходит. ОН думал только о том что бы сделать ещё одну попытку уколоться, потому что ЕГО предыдущие попытки заканчивались неудачно — из-за сильной ломки ОН не мог даже закатать рукав.ОНА была до смерти перепугана, но только не от ЕГО страшно не привлекательного вида, а от того, что вот-вот ЕЁ родители должны были идти на работу. Немного успокоившись ОНА помогла ЕМУ сесть поудобней. И именно ОНА поняла ЕГО желание и решила ЕМУ помочь. Не долго думая, вытерев заплаканные глаза, ОНА решила с НИМ поговорить: — ТЫ, слышишь МЕНЯ? Эй, Я тут, посмотри на МЕНЯ!!! -произносила ОНА чуть охрипшим голосом. — Помоги МНЕ! Прошу ТЕБЯ! -еле слышно «промычал» наркоман. — Я помогу ТЕБЕ, но только сейчас НАМ надо срочно уходить от сюда. Тут не безопасно. Я помогу ТЕБЕ встать, Я знаю одно место, где МЫ будем в полной безопасности. ОН долго не думал, а решил послушать может хоть раз в жизни совет, тем более этот совет был дан ЕМУ от незнакомого человека. Нет, в глубине души ОНИ были знакомы всю жизнь.

Именно в этот момент ОН чуствовал себя маленьким ребёнком, заблудившимся в огромном супермаркете… ОНА помогла ЕМУ встать. Выбежав на улицу, ОНА посмотрела на окно СВОЕГО бывшего дома. ОНА уже тогда решила, что больше никогда не вернётся в дом, где ЕЁ ничего не радует. Моросил дождь. ОНА словила машину. Затем, усадила туда ЕГО, и ОНИ направились в ИХ дом. Водитель не взял с НИХ не гроша ему стало жаль ИХ, он, конечно, не понимал что происходило, но всё же он делал то же что и ОНИ-слушал своё сердце.Когда ОНИ стояли перед огромными ступенями в ИХ «замок», ОН сказал ЕЙ умирающим голосом: «Я не знаю, кто ТЫ и что ТЫ собираешься делать, но МНЕ кажется, что это всё не зря» Может ОНА и не поняла зачем он это ЕЙ сказал и что именно ОН имел ввиду, но ОНА уже не могла ничего изменить, всё было уже предопределено. После долгих усилий ОНИ взобрались на гору, понимая, что времени на жизнь ИМ вместе не хватит.Дорога домой была не простой, она лежала через заросли и не большое болотце. ЕМУ было безумно плохо, ломка давала о себе знать. ОН практически не мог передвигаться, ЕМУ казалось, что ещё один шаг и кости разсыпятся на мелкие кусочки. А ОНА в это время не могла совсем не о чём думать, правда, страх уже пропал. И вот, наконец, они на месте. ЕМУ было всё равно где ОН находился, а не привлекательный вид ИХ жилища ЕГО совсем не тревожил, ведь, последние дни в Москве он провёл в подвалах и на чердаках.

Когда ОНИ вошли во внутрь, ОНА уложила ЕГО на нечто похожее на кровать. ОН совершенно не сопротивлялся и даже ничего не говорил, да и ОНА была не многословна. Затем он решил всё-таки заговорить, когда увидел, что ЕЙ не очень весело. ОНА сидела возле него и зажигала благовонии, после этого она достала из своей сумки, которую собирала вечером вместо того что бы складывать учебники, небольшой обогреватель, работавший на батарейках. Через 10 минут там стало довольно тепло и уютно. Всё это время ОН пытался подобрать нужные слова что бы заговорить с НЕЙ: -ТЫ обещала МНЕ помочь. Я надеюсь, что ТЫ знаешь как что надо делать? -Да, Я всё знаю, Я когда-то видела как это делают.Где и что МНЕ надо достать? -У МЕНЯ в карманах…Я не знаю в каком…на, посмотри сама. После этого ОНА долго рылась в карманах, а когда вытащила из них всё что там было, то была довольно сильно удивлена. -Послушай, тут вообще много чего Я нашла, но вот тут 4 пакета ну ТЕБЕ виднее что там. Когда ОН взглянул, то без всяких эмоций попросил ЕЁ побыстрее всё приготовить. У НЕЁ дрожали руки, разболелась голова, ЕЁ стало тошнить, но ОНА уже пообещала помочь. Это было не в ЕЁ стиле бросать дело на пол пути. Проблема была только одна: ОНА не знала дозировку. -А сколько надо класть? -Дура, давай быстрее, и ТЫ что собираешься суп варить? Затем ОН постарался показать сколько, но у НЕГО дрогнула рука и ОН вывернул один пакет на землю. -Ладно, Я сама, а то с такими темпами ТЫ не протянешь больше. В общем ЕЁ опять окутывал страх. Тогда в ЕЁ глазах можно было прочитать всю ту боль, что приносит ЕЙ ОН. Тогда ОНА вскочила и выбежала на свежий воздух.

Ветер был маленьким, но он ЕЙ смог сказать самое главное.Зайдя обратно ОНА ужаснулась увидев ЕГО. ОНА не медлила и решила разделить дозу на двоих…Ведь никто не знал, может эта доза стать последней для НЕГО, а для НЕЙ первой и последней. -Эй, ТЫ, Я уже готова… ОНА закатала ЕМУ рукав и как опытная медсестра перетянув жгутом руку уколола ЕГО… Свет и темнота были тогда для НИХ тогда одинаковыми, вернее ничего больше не было, только земля содрогнулась, только небо заплакало. Вторая доза. Закатанный рукав. Жгут.Укол. … Да, именно тогда содрогнулась ещё сильнее земля, ещё сильнее заплакало небо. Просто в этот миг они вдвоём перестали считаться людьми, они стали единым целым и у них была вечность. Эта ночь для них была ночью любви. Да, так не заметно пролетел тот день их уже не первой встречи. В эту ночь она познала, то что не познала бы не с кем другим. Она раскрыла ему тайну Тибетских гор, она показала ему краску львовского неба, она рассказывала ему самые не обыкновенные истории, а самое главное то, что он ей верил. Они были на равных. Ему было 30, а ей было 14, но это уже не имело значения. Главное они продолжали существовать, пусть в своём придуманном мире, который, как они были уверенны вдвоем существовал. Утро оказалось туманным. Но они, закутавшись в одеяла вылезли из-под немного заваленной крыши их «замка». Он даже сказал ей, что если они не переедут отсюда, то он обязательно починит крышу. Она повела его к могилам и рассказала ему все про людей, которые были там похоронены. Они стояли и смотрели на небо и на одиноких птиц кричащих что-то с высоты. И он и она сразу же подумали, что ещё вчера и они были одинокими, но коснулись утра.

У них осталось всего 2 пакета-2 дня их существования. Им безумно хотелось есть, но деньги пропали видимо, когда она тащила его сквозь заросли они выпали, но искать она не пыталась. Тогда они пошли и насобирали каких-то яблок и это было всё, что они смогли раздобыть на этой горе. Но им этого было достаточно. У них было достаточно духовной пищи и про еду думать — у них не было времени. Он долго пытался рассказать от куда он, но у него так и не получилось. В основном говорила она. А ещё они долго молчали — любовались друг другом. Он находил спокойствие и гармонию в её больших серых глазах, а она находила страсть и восхищение в его немного раскосых карих глазах. Если что и прерывало их молчание так это её рассказы о Тибете. А потом когда он узнал о том что находится во Львове, не прекращал говорить о львовском небе. Дело близилось к вечеру. Два закатанных рукава, один жгут, один шприц, две, уже поделённые дозы…Нет, это ночь не имела права называться ночью любви.

В ту ночь горело пламя страсти. что наконец вырвалось из его сердца. Они полностью принадлежали друг другу. И их совершенно не волновало, то, что у них одна доза и нет денег. А это утро она встретила с некой тревогой: мы не выживем вдвоём. Она слишком много отдала себя ему. Но ни он, ни она ни разу не сказали друг другу: «Я ТЕБЯ люблю». Им это уже не принадлежало.Они просто совсем не задумывались об этом. Конечно, он почувствовал, что то-то не то, ведь теперь он был частичкой её. Одно тело, одно сердце, одна душа, одна жизнь. Уже как трудно им пришлось в этот день, но всё же они не переставали говорить о прекрасном: о Тибете, о львовском небе, друг о друге. Близился вечер. Она достала «Тибетскую книгу мёртвых», написала в ней что-то,отдала ему и сказала, что он поймёт, что с ней делать. И вновь она повторила то. что и делала два предыдущих раза. Доза оказалась смертельной.

Может быть, любовь это и есть полная отдача, полное пожертвование себя ради любимого человека. Никто не знает кроме них. Наверное, так и должно было всё закончится. Прах был развеян в горах Тибета, под львовским небом. Он навсегда завязал с наркотиками.

…Свеча догорела, упало кадило
Земля, застонав, превращалась в могилу,
Я бросилась в небо за лёгкой синицей,
Теперь я на воле я белая птица!
Взлетев на прощанье, кружась над родными
Смеялась, я горе их не понимая.
Мы встретимся скоро, но будем иными.
Есть вечная воля, зовёт меня стая…

Не имеет значения эта история выдумка или правда. Уже ничего не имеет значение, главное, что б душа обрела покой. Юля.(Jima)

Комментарии закрыты.

Лицензия