Всё Будет Хорошо (Часть вторая)

heroinstop_77465496Мама. Милая добрая мама, которая всегда переживала за свою дочь, переживала и плакала вместе с ней, в тот вечер чувствовала, что что-то не так. Она решила пройтись навстречу по посёлку. Дошла до остановки, встретила последний полупустой автобус и пошла обратно. «Я как всегда переживаю без повода. Надо успокоиться, скорее всего Она опоздала, приехала на такси и уже ждёт меня дома». Вечером в будни улица пуста, даже фонари не все горят. «Как хорошо здесь всё-таки жить – тихо, спокойно». Она спустилась к реке – посмотреть на воду, порадоваться жизни: «Мне повезло, что у меня всё-таки разумная дочь – много понимает и впредь у нас всё будет хорошо». В тот миг, казалось, сердце её остановилось, закружилась голова. Она увидела тело дочери без движения, без дыхания, без каких-либо признаков жизни. Она упала на колени и принялась трясти это тело, с каждой секундой теряя надежду на чудо.

— Нет! Не может быть! Женечка, просыпайся, вставай, холодно же, пойдём!
Опустились руки, слёзы намочили одежду, опять пошёл дождь, неизвестно откуда взялась «Скорая», носилки.
— …её уже не спасти… надежды нет… такая молодая… — всё, как в тумане.
— Сделайте же что-нибудь!!!
— Я сожалею… — белый потолок, бледно-зелёные стены, всё поплыло.
— Сволочь…
— Что?
— Нет-нет, это я не вам…
Уже под утро она зашла в квартиру:
— У нас больше нет дочери!
— По-моему, я это уже где-то слышал, ложись спать! – Папа. Откуда в нём столько спокойствия? Или, может, снаружи так кажется? Он обижался, что ребёнку не хочется жить с родителями. Привык к тому, что у него самостоятельная дочь, которая, скорее всего, в очередной раз не пришла ночевать.
— Нет, ты не понял. Ты вообще никогда ничего не понимаешь! У нас больше никогда не будет нашей младшей дочери!
Следующие два дня Её отец провёл, заливая горе спиртным, с большим нежеланием осознавать случившееся. Вспоминал Её совсем ребёнком, самые счастливые моменты, со слезами на глазах. Мать не вставала с постели, прижимая к груди рамку с недавней фотографией.
— Зачем всё это нужно? Память будет жить у меня внутри! – говорила она своей старшей дочери, когда та заказывала по телефону гроб, отпевание, свадебное платье, снимала кафе для поминок. Она приняла смерть сестры сразу, хотя и было очень больно. Автоматически подсчитывая расходы, вспомнила, как когда-то делала что-то подобное для неё живой – на день рождения или в новый год. Вспомнила, как учила читать, писать, готовить.
Слухи в том районе носились с огромной скоростью, и уже на следующий день все в округе знали, что случилось. Большая деревня, где всем до всего есть дело – ещё недели две повод для обсуждения: как, почему и кто виноват.
— Это я виноват. Я Её убил, — говорил Он самому себе, не желая принимать ещё одну смерть близкой ему девушки. – Надо отсюда сваливать, я не смогу больше здесь жить. – Ему было неприятно. Он чувствовал за собой вину и в последующие дни глушил Её Героином и водкой.

«Если бы я не ушёл, я смог бы Её спасти» — думал Он, наблюдая из-за деревьев на опускающийся в яму голубой гроб. Народу было много – кто-то молчал, опустив голову, кто-то плакал и причитал. Её мать рвалась в могилу, готова была лечь рядом, не желая никого и ничего вокруг видеть. В сердцах многих Она осталась доброй, отзывчивой и никому не желающей ничего плохого. «Покойся с миром» — чёрный гранит с высеченным лицом без улыбки и грустными глазами. Значит, там Ей будет лучше.

(Пациентка Женя, 17 лет, наркоманка)

Комментарии закрыты.

Лицензия